22:55 

Япония. Знаки

Kimse tutamaz beni artık ©

Битвы самураев X-XIII вв., как и рыцарские сражения в средневековой Европе, были прежде всего поединками воинов-одиночек. Чем более знатного воина победил самурай на поле боя, тем большую награду он получал от господина. Чтобы определить ранг противника, достаточно было взглянуть на него, поскольку знатные самураи предпочитали определенные сочетания цвета доспеха и кафтана,
надевавшегося под него (хитатарэ). Доспех знатного воина, сражавшегося на коне, о-ёрой, плотно переплетался шелковыми или кожаными шнурами различных цветов.
Поскольку строение всех о-ёрой было практически одинаковым, доспехи
классифицировали по типу и цвету шнуров. Шнуровка могла быть одноцветной и
разноцветной, причем довольно сложного рисунка. В сочетании с цветом хитатарэ, которое часто украшали родовыми гербами, раскраска доспеха, часто богато украшенного золотом, позволяла легко обнаружить известного воина в пылу сражения и вызвать его на бой.

Другими отличительными признаками знатных самураев были кувагата и хоро.
Кувагата – медная, часто позолоченная накладка на переднюю поверхность шлема в виде двух высоких, расширяющихся на концах рогов. Во времена Минамото и Тайра её носили только военачальники, и лишь к концу XIV-XV вв. кувагата получила более широкое распространение.

Хоро – аналог европейского плаща. Это была плотная хлопчатобумажная или шелковая накидка, нижний конец которой заправляли за пояс так, чтобы при быстрой скачке на лошади она раздувалась подобно парусу. Кроме идентификационной функции (хоро обычно была ярких цветов и даже полосатая), по мнению некоторых исследователей, она также служила защитой от стрел, поскольку легкие японские стрелы, сделанные из бамбука, в ней застревали. Подобный защитный элемент не был известен более нигде, кроме как в Японии. К XVI в. хоро стали натягивать на каркас из китового уса, чтобы она казалась развевающейся на ветру, в этом случае она явно теряла свою защитную функцию, но продолжала оставаться средством идентификации владельца.
Ода Нобунага использовал два отряда гонцов (цукай), в одном из которых воины носили черные хоро, а в другом красные. Соответственно, отряд с красными хоро назывался Акахоро-шю, а с черными — Курохоро-шю. Гонцы же Тоётоми
Хидэёши носили желтые хоро.

Иногда знаки различия носили весьма оригинальный характер. В «Повести о доме
Тайра» описан такой необычный способ идентификации: молодой самурай Кадзивара Кагэсуэ, идя на приступ вражеской крепости, воткнул себе в колчан ветку цветущей сливы, чтобы отец не потерял его из виду. Кстати, эта предосторожность спасла ему жизнь, поскольку раненый Кагэсуэ был окружен врагами, жаждавшими его смерти, но отец, видя такой поворот событий, кинулся ему на помощь и спас сына.

Считается, что моны появились около 1100 г. и сначала были распространены преимущественно в среде придворной аристократии. Первые гербы происходили, вероятно, от родоплеменных тотемов и носили растительно-животный арактер. Так, гербом Тайра была бабочка, гербом Минамото – листья и цветы бамбука. Менее значимые кланы, бывшие вассалами одного из упомянутых, помещали свой мон на знамени принятого у сюзерена цвета.

Поначалу достаточно единообразные значки стали заметно меняться после знакомства японцев с тактикой монголов, предпринявших две попытки завоевания архипелага в XIII в. Прекрасно организованные, отличавшиеся железной дисциплиной, взаимовыручкой и высоким боевым духом отряды монголов без труда одерживали победы над самураями-одиночками. Убедившись в преимуществе подобного способа ведения военных действий, с начала XIV в. японцы стали сражаться в основном в пешем строю, используя длинные копья и большие деревянные щиты татэ.

Переносные щиты татэ использовались исключительно для защиты стрелков – сперва лучников, потом и аркебузиров. Копейщики и меченосцы в поздней японской истории ручных щитов никогда не использовали. На щитах, как правило окрашенных в белый цвет, помещали родовой герб и/или одну или несколько поперечных полос. Подобного рода рисунок, представляющий сочетание мона (идентификационный знак воюющей стороны) и одной/нескольких полос (опознавательный значок подразделения) характерен для всех остальных знаков отличия в японской истории, таких, например, как наплечные и нашлемные флажки, чехлы колчанов и заспинные знамена.

Еще одним предметом, использовавшимся в качестве основы для нанесения
изображений, были особенные пологи дзинмаку, которыми огораживали ставку
полководца. Они издревле использовались в качестве занавесок, отгораживающих
одну часть дома от другой, место для знатных гостей при театральных
представлениях и т.д. С XIV в. дзинмаку прочно вошли в обиход военачальников.
Их обычно шили из горизонтальных полос материи, числом 5, и в высоту дзинмаку
достигали 2-2,5 м. Между полосами оставляли несшитые участки — во-первых, они пропускали воздух и при сильном ветре не давали пологу опрокинуться, а
во-вторых, через них можно было наблюдать за происходящим снаружи. Большинство дзинмаку было белыми, с черным родовым гербом, нанесенным в центре каждого полога на средней полосе. К XVI в., однако, дзинмаку все чаще стали делать цветными — красными, синими, зелеными, желтыми, черными и сшитыми даже из полос разного цвета. На цветных дзинмаку гербы были белыми, желтыми, или отсутствовали совсем, позволяя отличить владельца по сочетанию цветов.

Практически одновременно с употреблением изображений на щитах появились
индивидуальные знаки различия. Еще во времена Гэмпэй самураи Минамото и Тайра иногда украшали свои доспехи ленточками принятых в каждом клане цветов. В XIV в. подобные ленточки превратились в содэдзируши – нарукавные флажки и касадзируши – нашлемные флажки. Типичный нарукавный флажок – прямоугольный кусок материи размерами обычно 9-12 на 30 см, узким концом прицепленный к верхнему краю наплечника содэ.

Касадзируши был практически такого же размера, но верхней частью оборачивался вокруг деревянной планки. За ее концы привязывали шнурок, который пропускали сквозь кольцо на задней поверхности шлема. Название этого кольца, касадзируши-но-кан, прямо говорит о его предназначении. Однако, учитывая существование кольца на шлеме с незапамятных времен, а документированное применение касадзируши только с XIV в., нельзя исключить, что первоначально кольцо имело какую-то иную неизвестную функцию.

Что касается рисунка нарукавных и нашлемных значков, он был такого же типа, что и рисунок на щитах – сочетание мона и полос, но иногда нёс и какую-нибудь
надпись (например, воззвание к божеству – «Наму Амида Буцу!» — «Слава будде
Амида!» или «Хачиман Дайбосацу» — «Великий будда Хачиман» (Хачиман – японский бог войны).

@темы: история, матчасть, япония

URL
Комментарии
2010-09-30 в 11:45 

тОртом быть обидно- миг среди живых... а потом внезапно десять ножевых
сенькс)))

2010-09-30 в 17:24 

БМ
«Мы видим вещи не такими, какие они есть, а такими, какие мы есть» (с)
Про плащ-парус понравилось:vo:

   

spilerCaer

главная